Биогрaфия

    Нилус Сергей Александрович (28.8.1862-1/14.1.1929), русский мыслитель, духовный писатель и общественный деятель. Один из выдающихся поборников идеалов Святой Руси.

   По воспоминаниям современника, “это была сильная личность, человек блестящий, талантливый музыкант, художник и писатель. Говорил он необыкновенно интересно, взгляды его были глубоки и оригинальны. Его чисто русская душа — нараспашку, с сердцем восторженным, искренно открытым, была готова любить всякого. Идеализировал он кого только мог, при этом попадался, разочаровывался, но был неисправим. При почти постоянном безденежье он умудрялся проявлять самую широкую щедрость. Вера его была непоколебима”. Сергей Александрович был высокого роста, очень представительный, с большой окладистой бородой и сильной проседью, с выразительными карими глазами. Дома он носил русскую рубашку и высокие сапоги и, несмотря на скромную эту крестьянскую одежду, походил типом на русского боярина.

   Родился Нилус в небогатой помещичьей семье, проживающей в хлебосольной православной Москве с сорока сороками ее церквей, с их величавым колокольным звоном. Детство, отрочество, юность будущего писателя проходили в нарастающем отчуждении общества от церкви, когда обязательное говение на Страстной седмице многими уже воспринималось как некая повинность.  Доброта матери, няни, непрерывно творивших благое ближнему со скромностью, свойственной только христианам, уклад родового имения Золотарево (Мценскнй у., Орловская губ.) не дали погаснуть в душе неясно сознаваемой любви к Богу.

   По окончании гимназии и университета С.А. Нилус несет службу чиновника в различных местах Империи, по выходе в отставку хозяйствует в деревне. Как-то после исповеди в сельском храме у него зародилось стремление испытать себя в духовном творчестве, которое окрепло в Троице-Сергиевой лавре, у нетленных мощей прп. Сергия Радонежского.

   Окончательное обращение православного в Православие совершилось, когда, мучимый болезнью, он приехал в Кронштадт к св. отцу Иоанну. Здесь, припав к ногам желанного утешителя, Нилус говорил ему о своих скорбях, открывал ему всю свою грешную душу и приносил покаяние во всем, что тяжелым камнем лежало на сердце. “Это было за всю мою жизнь первое истинное покаяние: впервые я всем существом своим постиг значение духовника как свидетеля этого великого Таинства, свидетеля, сокрушающего благодатью Божией в корне зло греха и гордости человеческого самолюбия. Раскрывать язвы души перед одним Всевидящим и Невидимым Богом не так трудно для человеческой гордости: горделивое сознание не унижает в тайной исповеди перед Всемогущим того, что человеческое ничтожество называет своим “достоинством”. Трудно обнаружить себя перед Богом при свидетеле, и преодолеть эту трудность, отказаться от своей гордости — это и есть вся суть, вся таинственная, врачующая с помощью Божественной благодати сила исповеди. Впервые я воспринял всей своей душой сладость этого покаяния, впервые всем сердцем почувствовал, что Бог, именно Сам Бог, устами пастыря, Им облагодетельствованного, ниспослал мне свое прощение, когда о. Иоанн сказал мне: “У Бога милости много — Бог простит”. Какая это была несказанная радость, каким священным трепетом исполнилась душа моя при этих любвеобильных, всепрощающих словах! Не умом я понял совершившееся, а принял его всем существом своим, всем своим таинственным духовным обновлением. Та вера, которая так упорно не давалась моей душе, несмотря на видимое мое обращение у мощей преподобного Сергия, только после моей сердечной исповеди у о. Иоанна занялась во мне ярким пламенем. Я сознал себя и верующим, и православным”.

   Так, в зрелом возрасте он выбрал стезю духовного писательства. В 1903 в свет выходит первая книга Нилуса “Великое в малом”, выдержавшая пять изданий. “О, благословенная моя Оптина!” Ей, “Калужскому Сарову”, из шести томов своих сочинений Нилус посвятил четыре. Здесь, на берегу тихой омутистой Жиздры, вместе с женой Еленой Александровной Озеровой (1855-1932), близким по духу человеком, провел он пять лет. В Оптиной, как рыбарь, сидящий на берегу Божьей реки, Нилус улавливал своим неводом дары благодати Духа Святого. Разбирая богатейший оптинский архив, писатель бережно извлекает из него свидетельства прозорливцев, богомысленных странников и учительных старцев. Эти материалы составили два тома — “На берегу Божьей реки” и книги “Сила Божия и немощь человеческая” и “Святыня под спудом”.

   В 1905 во 2-ом изд. своей книги “Великое в малом” Нилус осуществляет публикацию Сионских протоколов — тайного иудейско-масонского документа — программы борьбы против христианской цивилизации. Публикация этого документа вызвала широкий резонанс в России и мире, открыв многим глаза на настоящую подоплеку исторических событий к. XIX-XX вв. На публикацию Сионских протоколов Нилус получил благословение св. Иоанна Кронштадтского, оптинского старца Варсонофия, св. митрополита Владимира Киевского, архиеп. Никона Рождественского.

   После отъезда из Оптиной в мае 1912 Нилусы живут на Валдае, где усердием патр. Никона был воздвигнут Иверский Богородичный монастырь. Обитель славилась подвижниками и тайнозрителями. Здесь С.А. Нилус продолжает разрабатывать основную тему своего творчества — апокалиптические события грядущего времени. “О том, чему не желают верить и что так близко”, — таким эпиграфом он предварил самую провидческую свою книгу “Близ грядущий антихрист и царство диавола на земле” (“Близ есть, при дверех”), увидевшую свет в 1911 и выдержавшую четыре издания. Последнее, предпринятое в январе 1917, было по приказанию Временного правительства почти полностью уничтожено.

   Революция застала Нилуса в Малороссии, подвергнув его жесточайшим испытаниям. Было все: гонения, преследования, обыски, и что ни год, то строже. За чтение его книг расстреливали, но Нилус, укрепясь молитвою, не впадал в уныние, а хранимый Самим Господом, продолжал писать о проявлении Воли Божией — о чудотворениях, о спасительной силе покаяния, о Церкви как водительнице совести. Эти материалы легли в основу второй части книги “На берегу Божьей реки”.

   Кончина писателя последовала в канун блж. памяти прп. Серафима Саровского, которого Сергей Александрович так чтил и для всенародного почитания которого так много сделал. Погребен С.А. Нилус был возле храма в селе Крутец (в семье настоятеля этого храма прожил он последние годы своей земной жизни) Александровой Слободы, вотчины Грозного. Ныне верными почитателями памяти С.А. Нилуса установлен осьмиконечный крест на могиле этого выдающегося русского духовного писателя.

   До наших дней уцелели пророческие письмена Нилуса, и ныне они будят людей от духовного сна, оставаясь горящими светильниками глубокого живого евангельского духа, указующими путь жизни по вере для великого русского народа.

 

Екатерининский храм в Балашихе

Призываем всех кто посетил наш сайт к активному участию в развитии проекта. 

Очень будем рады получением дополнительных материалов и посильной помощи сайту.